LOADING

Type to search

Как зять помог Трампу стать президентом

digestbusiness

Как зять помог Трампу стать президентом

Share


Эксклюзивное интервью с Джаредом Кушнером, будущим советником президента США

После того как Трамп совершил самый головокружительный переворот в современной политической истории, его штаб-квартиру в Трамп Тауэр осаждали армии журналистов и туристов, жаждущих сделать селфи на фоне исторического здания и краешком глаза увидеть нового президента. На двадцать шестом этаже того самого 58-этажного здания, где не так давно звезды состязались в реалити-шоу Трампа The Apprentice, теперь идет битва за места в кабинете, и сюрпризов там не меньше.

Главным «лузером» в этой игре стал губернатор штата Нью-Джерси Крис Кристи, уволенный с должности руководителя переходной команды.

Однако самый интригующий герой этой захватывающей истории обитает не здесь, а через три квартала отсюда – в собственном небоскребе по адресу 5-я Авеню, 666. 35-летний зять Дональда Трампа Джаред Кушнер руководит семейным бизнесом —Kushner Companies, занимающимся недвижимостью. Его безукоризненные манеры привлекли к 35-летнему бизнесмену множество влиятельнейших друзей еще до того, как он заслужил доверие нового лидера демократического мира.

«Полгода назад мы с губернатором Кристи договорились, что эта предвыборная кампания имеет для нас больше значения, чем разногласия, которые у нас могли быть в прошлом, и мы прекрасно сработались, — говорит он. – В СМИ публикуют много разных домыслов, а так как я с прессой не общаюсь, им никто не возражает. Но я никак не способствовал его отставке».

Упомянутые «домыслы» вполне обоснованны, учитывая стоящие за ними шекспировские страсти: будучи в 2005 году генеральным прокурором, Кристи приговорил отца Кушнера к тюремному сроку за уклонение от уплаты налогов, махинации во время выборов и попытку оказать давление на свидетелей. Если оставить в стороне теории о мести, то слухи вокруг Кушнера ходили вполне недвусмысленные. Год назад у него был нулевой опыт в области политики и примерно такой же уровень интереса к ней. И вот сейчас он вдруг оказался в самом центре политической жизни всего мира. Использовал ли он при этом свои рычаги влияния против Кристи, в данном случае менее важно, чем тот факт, что у него в принципе появилась такая возможность. И эту власть он честно заслужил.

Кушнер практически не выступает публично – его беседа с Forbes стала первым его интервью на тему избирательной кампании Трампа и своей роли в ней. Интерес прессы к нему указывает на несомненный факт – этот загадочный молодой магнат помог прийти к власти самому яркому и жадному до славы кандидату в истории Америки.

«Трудно переоценить роль Джареда в этой избирательной кампании», — говорит миллиардер Питер Тиль, единственный значимый представитель Кремниевой долины, открыто поддержавший Трампа.

«Джаред Кушнер – главный сюрприз выборов 2016 года, — говорит Эрик Шмидт, бывший генеральный директор Google, помогавший разрабатывать технологическую часть кампании Клинтон. – Я только могу сказать, что он фактически руководил кампанией Трампа, причем делал это практически при полном отсутствии ресурсов».

В начале ресурсов у него, вероятно, действительно не было. И на протяжении всей кампании их наверняка было недостаточно. Но взяв на вооружение методы, которыми пользуются стартапы Кремниевой долины – в частности, связанные с обработкой секретных данных, – он изменил траекторию выборов в ключевых штатах. Причем сделал он это таким образом, который теперь повлияет и на будущие выборы.

Со времен предвыборной кампании Обамы многое изменилось, в особенности социальные медиа. Клинтон позаимствовала методы своего предшественника, но во многом она пользовалась традиционными СМИ. Кампания Трампа тем временем задействовала такие инструменты, как конструирование месседжей, управление настроениями и машинное обучение. Традиционный подход к избирательным кампаниям умер, став еще одной жертвой не знающей границ демократии интернета. И уничтожил ее Джаред Кушнер.

Эта победа, а также доверие к нему Трампа наделяют Кушнера ролью «серого кардинала» на ближайшие четыре года. «У всех президентов, которых я знал, были один или два человека, которым они полностью доверяли, — говорит бывший госсекретарь Генри Киссиджер, который много лет знает Трампа и консультировал его в ходе избирательной кампании по вопросам международной политики. — Я полагаю, Джаред именно такой человек».

Переход Кушнера от роли малоизвестного супруга Иванки Трамп к роли руководителя избирательного штаба ее отца произошел не вдруг. В первые дни сумбурной кампании были мобилизованы все возможные ресурсы, и Кушнер помогал формулировать программные тезисы в сфере налогов и торговли. Но по мере того как кампания набирала обороты, к нему начали обращаться как к надежному посреднику в коммуникациях с эксцентричным кандидатом. «Я помог наладить связи, которые без моего участия никогда бы не сложились, — говорит Кушнер, уточняя, что люди не боялись утечки информации, разговаривая с ним. – В Вашингтоне некоторых предостерегали, что они никогда не смогут найти работу у республиканских политиков, если будут участвовать в кампании Трампа. Я нанял отличного эксперта по налоговой политике, который согласился принять это предложение при условии, что мы заплатим ему в двойном размере и никому не будем разглашать факт его участия». По мере развития кампании Кушнер набирал все больший вес, а его заинтересованность в происходящем возрастала. К ноябрю выпускник Гарварда уже надел красную бейсболку с надписью Make American Great Again, закатал рукава и полностью погрузился в работу.

В Трамп Тауэр он обнаружил отсутствие центра власти. Ни людей, ни компьютеров, только стратегию, основанную на громких высказываниях Трампа на телевидении и редких встречах с избирателями. В точности как ведут себя мелкие стартапы, когда проверяют, насколько они могут сократить расходы, получая при этом желаемые результаты.

Когда в игру вступил Кушнер, он превратил это все в нормальную избирательную кампанию. Набрал команду политологов и спичрайтеров, занялся организацией распорядка встреч и распределением финансов. «Дональд все время говорил, что не хочет, чтобы кто-то обогащался за его счет и что мы должны тщательно следить за малейшими расходами, как если бы это был бизнес». В итоге, по данным Федеральной избирательной комиссии, к середине октября штаб Трампа потратил на выборах вдвое меньше, чем штаб Клинтон.

Таким образом у кампании Трампа появилась некоторая базовая структура, хотя она не шла ни в какое сравнение с пошагово выверенной машиной штаба Хиллари Клинтон. Возвращаясь с одной из предвыборных встреч с избирателями в частном самолете Trump Force One, Трамп и Кушнер обсуждали, что кампания недостаточно пользуется возможностями соцсетей. В этот момент Трамп принял судьбоносное решение, поручив Кушнеру взять на себя Facebook.

Несмотря на свою иногда избыточную активность в Twitter, Трамп во многом «луддит». По некоторым данным, новости он получает из печатных изданий и телевидения, а его формат использования электронной почты — это написанные от руки записки, которые его ассистент сканирует и прикрепляет к письмам вложенным файлом. В его ближайшем окружении Кушнер был наиболее очевидным выбором на роль человека, который возглавит кампанию в современных медиа. Хотя, как и его тесть, в основном он занимается недвижимостью, но при этом также активно инвестирует в медиа (в 2006-м он купил New York Observer) и в онлайн-магазины (он был основателем цифровой платформы для продаж недвижимости Cadre). Что еще более важно, он знал правильных людей – среди

Tags:

You Might also Like

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *